Заказать звонок
ru en de
Утилизация и переработка навоза в российских хозяйствах: что изменилось за 20 лет

Утилизация и переработка навоза в российских хозяйствах: что изменилось за 20 лет

Содержание:
Вспоминать о событиях десяти-двадцатилетней давности можно не только для ностальгии о том, «как молоды мы были» и «как всё начиналось», но и с куда более прагматичными целями – выявить основные тенденции тех или иных периодов, понять логику развития отрасли и то, какими будут тенденции завтрашнего дня, – а значит, опередить на шаг своих конкурентов.

Антон Ерхов
Специалист компании БИОКОМПЛЕКС

Наша статья не претендует на роль серьезного и окончательного исследования, и все же, мы надеемся, позволит разобраться в некоторых «особенностях национальной» переработки и утилизации навоза, взглянув на нее глазами практиков – компании, работающей на рынке с 2003 года.

Жим двумя руками

Не секрет, что период с конца 1990-ых по начало 2000-ых был крайне сложным для наших животноводов. Ситуацию хорошо характеризуют цифры: так, в 2001 году отечественный АПК произвел всего 4 477 тысяч тонн мяса (для сравнения, в 1991 году этот показатель составлял 9 375 тысяч тонн). Само собой, в условиях, когда сельхозпредприятия находились на грани выживания, мало кто задумывался об оптимизации технологий утилизации отходов, инвестициях в современные системы переработки и экологических проблемах. Многие животноводческие комплексы даже не имели собственных полей для внесения.

Во многих хозяйствах применялась технология удаления навоза с помощью скребковых транспортёров (ТСН), при которой навоз с соломой сгребали и перемещали в телеги, а следом вывозили навоз на поля. Такой способ был крайне затратным как по деньгам, так и по времени, так как приходилось по много раз возить телеги, а после того как навоз высыпали, необходимо было культивировать, чтобы навоз перемешать с землёй.

Ситуация стала меняться в 2005 году, не в последнюю очередь благодаря реализации программ государственной поддержки АПК. В этом же году в России впервые применили шланговую систему (пока еще зарубежного производства) для внесения навоза в поля.

С приходом новой технологии удаления навоза с корпусов с помощью дельта-скреперов, потребность в подстилке начала снижаться, тем самым появилась возможность вывозить навоз бочками, но временные рамки по выливу навоза не уменьшились, и культивировать землю всё равно приходилось. На смену бочкам пришла шланговая система, которая позволила вносить навоз на большие расстояния и сразу в землю без последующего культивирования (использовались инжекторы-культиваторы). Первыми данной технологией воспользовались в Белгородской области, после чего, опыт уже разошёлся по стране – шланговые системы стали применяться в Московской, Орловской, Тверской и других областях.

С 2006 года наблюдается устойчивый рост отрасли. В числе тенденций периода с 2006 по 2011 год - объединение разрозненных сельхозпредприятий в холдинги (и, как следствие, появление серьезных крупных игроков), увеличение объемов производства – до 7519 тысяч тонн мяса в год и значительное (на 825 тысяч гектаров) увеличение посевных площадей сельскохозяйственных культур. Отметим также, что потребление мяса на 2011 год достигло 71 кг в год на человека (в 2000 году оно едва доходило до 43 кг).

Удержание веса

2011 год можно выделить, как этапный, сразу по нескольким причинам: во-первых, была преодолена тенденция снижения закупок техники аграриями, во-вторых, наблюдался серьезный рост негосударственных инвестиций в сельское хозяйство и, в-третьих, в России был налажен выпуск различных современных решений для сельхозпредприятий, в том числе, связанных с утилизацией и переработкой навоза (так, компания «Биокомплекс» представила в 2011 году первую шланговую систему собственного производства).

Кроме того, 2011 год наглядно продемонстрировал и устойчивость отечественного АПК к воздействию внешних факторов. Несмотря на крайне сложный 2010 год – думаем, будет излишним напоминать о проблемах, вызванных сильнейшей засухой (по оценке Минсельхоза от нее пострадали 25 000 хозяйств, на 13 млн. га погиб урожай, а доказанный ущерб сельхозпредприятий превысил 40 млрд. рублей) – рынок смог быстро восстановиться: после падения показателя производства сельхозпродукции до отметки в 106,1% по отношению к 2005 году, в 2011 году этот показатель вырос до 129,5%. Заметим, что в 2009 году он находился на уровне 119,6% - то есть, АПК не просто вернулся к прежнему уровню, но и отметился заметным ростом.

Наконец, еще одним знаковым событием 2011 года можно назвать принятие 4 мая Федерального закона № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», который фактически приравнял животноводческие комплексы к опасному производству. Впрочем, первые прецеденты, связанные с правоприменением этого закона (и штрафами для аграриев) относятся к 2015 году.

Насыщение рынка и жесткая конкуренция

Итак, пройдя непростой путь от фактического угасания к устойчивому росту, в 2010-ые годы отечественные аграрии смогли насытить локальные рынки собственной продукцией. Вполне предсказуемо, вследствие этого возникла высокая конкуренция, а значит, вопрос оптимизации расходов и снижения себестоимости продукции, стал, по сути, вопросом выживания для многих сельхозпредприятий.

Как известно, самая затратная статья животноводства – это корма (на них приходится до 70% всех затрат). Сократить же эти расходы можно путем повышения эффективности кормовых угодий (приростом урожайности и энергетической ценности кормовых культур), то есть, получая больше с уже имеющихся полей.

Следует отметить, что в период с 2011 по 2020 год потребление минеральных удобрений российскими аграриями увеличилось в два раза, достигнув годовой отметки в 20,9 млрд. тонн (для сравнения: прирост с 2005 по 2011 год составил 38%). Конечно, данный показатель отражает динамику для АПК в целом, а не только применение для полей с кормовыми культурами, но, тем не менее, позволяет сделать определенные выводы, а именно – сельхозпроизводители всерьез озаботились вопросами повышения эффективности угодий и получения максимума с каждого гектара.

Минеральные удобрения удобны в применении, действуют быстро и точно, и позволяют добиться серьезных результатов. Немалую роль в развитии рынка минеральных удобрений сыграли и государственные программы стимулирования отечественного производства. При этом, в числе минусов «минералки» следует указать ее стоимость, которая, несмотря на непродолжительные спады, имеет тенденцию к постоянному росту. Так, в период 2011-2020 цена на азотные удобрения возросла почти в два раза, а на калийные и фосфорные – более чем в 1,5 раза. Заметным во многих регионах оказался рост цен на минеральные удобрения в 2021 году – так, например, в Кубани он достиг 70% (по сравнению с прошлым годом).

А можно ли увеличить кормовую базу и не тратить значительные средства на минеральные удобрения?

Как показала практика: «да, можно». Для этих двух задач существует общее решение, позволяющее вдобавок разобраться и с еще одной проблемой – утилизацией отходов, а, если быть точными, то перейти в ее случае, от логики «зарывания проблемы» (банального избавления от животноводческих отходов) к логике выгод.

Начиная с 2011 года, всё больше хозяйств озаботились внедрением решений, ориентированных на переработку навоза и получение в результате органических удобрений. По статистике, к 2011 году показатель внесения по кормовым культурам превзошел показатели 1995 года – 1,1 т/га в год и начался уверенный рост (по итогам 2020 года объем внесения «органики» для кормовых составил 2,3 т/га).

Объемы внесения органических удобрений т/га (кормовые культуры)Объемы внесения органических удобрений т/га (кормовые культуры)

«Многие аграрии относились к навозу как к отходу производства и чаще думали не о том, как превратить его в ценное органическое удобрение, а как от него избавиться, – вспоминает Дмитрий Фомин, руководитель проектов компании «Биокомплекс». – Многолетний опыт показал, что замещение минеральных удобрений органическими приводит к значительной экономии денег от отказа в минеральных удобрениях».

Впрочем, всегда ли органические удобрения работают одинаково? И все ли технологии их получения и внесения эффективны и экономичны?

К сожалению, нет. Далеко не всегда рост количественных показателей означал и качественный прирост. Решения, удовлетворявшие запросы животноводов в 2011-2015 годах, зачастую были связаны с потерями выгод. Например, при внесении жидких органических удобрений разбрызгивателями, при котором потери азота достигают 70%.

Сравнение технологий внесения Сравнение технологий внесения

Для многих хозяйств, применявших разбрызгиватели, замена органов внесения стала следующим шагом на пути оптимизации расходов.

Навоз снова пахнет

Еще одна причина, заставившая многие хозяйства пересмотреть вопросы животноводческих отходов – это повышенное внимание к экологическим проблемам, как со стороны надзорных органов, так и местных жителей и экологических активистов, приобретшее массовый характер после 2015 года. Запах навоза, некогда казавшийся неотъемлемой частью сельского хозяйства, превратился в «зловоние» и «угрозу». Строительству каждого крупного комплекса в обязательном порядке стали предшествовать публичные слушанья и общественные обсуждения, затрагивающие, в первую очередь, вопросы безопасности сельхозпредприятия для окружающей среды и проблему интенсивности запахов.

Заработал в отношении аграриев и закон «О лицензировании», в соответствии с которым любое животноводческое предприятие обязали получать лицензию на «сбор, транспортирование, обработку, утилизацию, обезвреживание и размещение отходов I-IV классов опасности» – то есть, фактически на любые действия с навозом, будь то КРС (IV класс) или СВК (III класс). Несмотря на, казалось бы, невысокую пошлину за предоставление лицензии (порядка 7500 рублей), ее получение связано с рядом трудностей – так, предприятие должно подготовить проект по отходам и паспорта отходов, предоставить заключения государственной экологической экспертизы и санэпидзаключение по выбросам в воздух и в воду, карту-схему размещения сооружений и зданий и ряд других документов, перечень которых дополняется региональными управлениями Роспотребнадзора. На практике, суммарные затраты могут достичь 900 000 рублей. Кроме того, хотя срок рассмотрения заявки и составляет 45 рабочих дней, весь процесс нередко растягивается на 6-8 месяцев. И ещё один важный аспект: получение лицензии – это, по сути, «явка с поличным», признание сельхозпредприятия опасным производством, что, несомненно, негативно скажется на лояльности местного населения и активистов.

К счастью, появившееся в ответ на справедливое недовольство животноводов, разъяснение Минприроды РФ (Письмо от 5 мая 2016 Г. N 04-12-27/9376) предоставило и другую возможность. Так, цитируя документ, «хозяйства вправе использовать продукты, образующиеся в результате их деятельности (включая навоз), для собственных нужд по целевому назначению при дальнейшем осуществлении хозяйственной деятельности, например, в качестве удобрения при условии наличия ТР и ТУ». Таким образом, применение агропредприятием технологии, предполагающей получение органических удобрений, не просто исключало необходимость получения лицензии, но и фактически выводило хозяйство из группы опасных производств. Вот уже несколько лет, помимо разработки и внедрения эффективных решений для переработки навоза в органические удобрения с их последующим внесением в поля, компания «Биокомплекс» предлагает и разработку технологических решений (ТР) и технических условий (ТУ), являющихся надежной защитой в случае различных проверок и внимания со стороны надзорных органов.

В виду отнесения навоза к III (свиной, птичий) и IV (коровий) классам опасности, появилась необходимость в переработке навоза в органическое удобрение, а также его обеззараживания. Появились цеха разделения, которые пришли, в частности, из очистных сооружений, что помогло решить ряд вопросов при разделении навоза на фракции:

  • исключён процесс брожения навоза за счёт отделения твёрдой фракции;
  • уменьшена интенсивность запаха (аммиака), который выделяется при брожении навоза;
  • сокращён срок хранения (выдержки) жидкой фракции в 2 раза согласно принятых норм;
  • уменьшен необходимый объём навозохранилищ (лагун) в виду меньшего времени хранения;
  • ускорен процесс внесения органических удобрений (жидкую фракцию можно быстрее внести, нежели густой навоз).

При использовании современных технологий переработки и внесению органических удобрений, отпала необходимость в получении лицензии на опасное производство, так как при правильном подходе, производство органических удобрений можно узаконить с помощью разработанных ТУ и ТР.

Еще одним проявлением внимания государства к экологическим проблемам стал федеральный проект НДТ (наилучшая доступная технология), стимулирующий внедрение эффективных технологий, наносящих минимальный урон окружающей среде, в различных сферах хозяйственной деятельности. В 2017 году группу справочников НДТ пополнил ИТС-41: «Интенсивное разведение свиноводства», включающий раздел «Системы удаления навоза и подготовка свиного навоза к использованию». Одним из технологических решений, соответствующим статусу НДТ стали шнековые сепараторы, поставляемые компанией «Биокомплекс».

На сегодняшний день справочники ИТС носят рекомендательный характер, однако, не исключено, что в ближайшее время именно они станут основой, например, для подготовки списков оборудования для программ субсидирования.

Думайте органически

Продолжая тему озабоченности экологическими вопросами, следует упомянуть и концепцию органического сельского хозяйства, в частности, органическое животноводство. То есть такую форму ведения хозяйства, при которой «применяются способы, методы и технологии, направленные на обеспечение благоприятного состояния окружающей среды, укрепление здоровья человека, сохранение и восстановление плодородия почв». Один из методов восстановления почв, увеличения ее биологической активности и противодействия эрозии – применение органических удобрений.

Доказано, что органические удобрения увеличивают плодородность почв в течение нескольких лет даже при единовременном внесении и, как результат, значительно повышают прирост урожая и получение сверхприбыли хозяйствам.

На Западе рынок органической продукции уже давно сформировался и расширяется от года к году (так, в период с 2000 по 2018 год мировой рынок органической продукции увеличился в пять раз).

В нашей стране первые нормативные акты, касающиеся органического животноводства, появились в 2016 году, а с 1 января 2020 года вступил в силу Федеральный закон «Об органической продукции», определивший требования к производству такого рода продукции, методы подтверждения ее происхождения, маркировку и т.д.

Отечественный знак маркировки органических продуктов;

Российская маркировка продуктов ОРГАНИК

Американский знак маркировки органических продуктов;

Американский знак маркировки Органических продуктов

Европейский знак маркировки органических продуктов;

Маркировка Organic Евросоюз

Японский знак маркировки органических продуктов;

Японский знак маркировки органических продуктов

Одним из плюсов внедрения методов органического животноводства для отечественного АПК (помимо прочих выгод, включающих повышение урожайности, укрепление кормовой базы и других) станет возможность выхода на новые (зарубежные) рынки и реализации своей продукции на новом качественном уровне.

Точная наука

Говоря о современных тенденциях в АПК, нельзя не упомянуть активную автоматизацию и цифровизацию отрасли, а также активное внедрение технологий точного земледелия. Конечно, всё это далеко не ноу-хау последних лет и даже десятилетий. Так, например, к середине 1980-ых годов в США были сформированы базы данных, позволяющие делать выводы об эффективности применения удобрений, влиянии различных факторов на урожайность, а в 1997 году прошла первая европейская конференция по точному земледелию. Однако именно сейчас информационные технологии стали не просто интересными и востребованными на рынке решениями, а действительно мощным инструментом для оптимизации расходов, повышения эффективности производства и залогом не просто выживания, а гарантией дальнейшего развития.

«Департамент сельского хозяйства Белгородской области, – приводит пример Дмитрий Фомин, – постоянно ведёт мониторинг и сбор данных по внесению навоза на поля каждым орудием каждого агрария в автоматическом режиме с помощью технологий точного земледелия».

В числе важных преимуществ сельхозпредприятий, использующих новые технологии, будут:

  • новое качество контроля за всеми процессами (включая дистанционное с возможностью осуществления мониторинга одним оператором) – и, как следствие, исключение негативного воздействия человеческого фактора (на который, по статистике приходится до 70% всех нештатных ситуаций), а также строгое следование нормам и регламентам: необходимая влажность и гарантия обеззараживания для сырья в биореакторах; соблюдение норм при внесении органических удобрений и т.д.
  • упрощение технологии и минимизация простоев;
  • возможности для развития в условиях ограниченности площади полей при исчерпании резервов повышения урожайности;
  • формирование базы данных и возможность сравнения данных по внесению удобрений и полученных результатов;
  • исключение разливов и вероятности претензий со стороны надзорных органов, и многие другие.

При этом в настоящее время в нашей стране новые технологии применяются на площадях, едва превышающих 10% от всех пашенных земель – по мнению экспертов этого приводит недополучению почти 40% потенциально возможного урожая.

Цифровизации российского АПК должны поспособствовать разработанный Минсельхозом в 2019 году ведомственный проект «Цифровое сельское хозяйство» (предполагающий увеличение доли цифрового сельского хозяйства минимум в 2 раза к 2024 году), создании в 2020 в его рамках национальной платформы «Цифровое сельское хозяйство» и ряд других мер, стимулирующих развитие ИТ в отрасли.

Комплексное завтра

Два десятилетия назад хозяйства были слишком слабыми и уязвимыми, чтобы даже пытаться разрешать вопросы, связанные с утилизацией навоза, не говоря уже о «навозном» менеджменте, т.е. грамотном, научно и практически обоснованном подходе. Чуть позже наступило время «точечного» решения отдельных вопросов – иными словами логики «частичных выгод» – аграрии внедряли или модернизировали те или иные компоненты системы, довольствуясь незначительной экономией, «оправданиями» для надзорных органов и не беспокоясь об упущенных возможностях. К сожалению, этот подход распространен и сегодня, однако, его следует назвать архаичным, так как уже сейчас переход к комплексным решениям – означает не больше и не меньше, чем гарантию выживания сельхозпредприятия на «сложном» рынке в ближайшем будущем.

Примечательно, что, по мнению экспертов, наименьший интерес к внедрению современных методов ведения сельского хозяйства, проявляют, во-первых, предприятия-гиганты, а во-вторых, небольшие фермерские хозяйства. И то и другое легко объяснить: мега-компании обладают большим запасом прочности и при этом достаточно инертны в отношении любых перемен, в то время как малые компании зачастую считают такого рода инвестиции весьма рискованными.

Не исключено, что весомым доводом, как для крупных, так и мелких игроков, станут государственные программы поддержки сельхозпроизводителей – теперь уже на новом качественном уровне. Например, программа «Развития мелиоративного комплекса России до 2025», компенсирующая до 70% затрат (с лимитом до 203 100 рублей/гектар в 2021 году) на внедрение систем орошения жидкими стоками животноводческих комплексов.


Читайте статью на сайте Dairynews

Читайте также
Отходы животноводства пойдут на пользу сельскому хозяйству
Подробнее

Подпишитесь на наши новости

Спасибо, ваша заявка отправлена
1 20